Kak uo dobivalas demontazha navesov nad terrasami na kryshah mkd 4f8013d.png

Как УО добивалась демонтажа навесов над террасами на крышах МКД

Собственники, имеющие выход из квартир на крышу МКД, обустроили там террасы — установили навесы, высадили кусты, расположили качели и другие «комфортные» мелочи. Получив предписание от ГЖИ Столичной области, управляющая организация востребовала от их убрать с крыши всё избыточное либо представить документы о правомерности сделанных работ.
Ничего не добившись, обратилась в трибунал с исками о демонтаже навесов и приведении крыши в первоначальное состояние. Самый важный довод УО: ответчики использовали общее имущество МКД без согласования с другими собственниками.

Спор с собственником А.

По результатам судебной экспертизы выяснилось, что козырек соответствует градостроительным, строительным нормам и правилам. Вот только одна из частей его кровли опирается на несущие конструкции внешней стенки МКД, а согласия собственников МКД на применение общедомового имущества нет.

В судебном заседании специалист уточнил: нарушение можно убрать, если выполнить опирание кровли на стойки. Исследовав выставленные собственником А. фото, он объяснил, что в истинное время кровля навеса опирается на новейшую поперечную конструкцию.

Ответчик также представил суду техническое заключение о допустимости и безопасности сделанных работ. Из него следует:
— внешние и внутренние стенки квартиры находятся в «работоспособном состоянии»;
— «изъянов, влияющих на несущую способность и эксплуатационные свойства стенок, не выявлено»;
— согласно технической документации, веранда заходит в общую площадь квартиры А. с коэффициентом 0,3;
— по результатам проведенных работ не требовалось заносить какие-либо конфигурации в техпаспорт жилого помещения.

В конечном итоге трибунал первой инстанции посчитал: раз козырек сейчас опирается не на общедомовое имущество, а на конструкцию принадлежащей А. террасы, то оснований для ублажения иска нет. 

Апелляционный трибунал решил по другому и удовлетворил заявленные УО требования. Обязал А. в течение месяца демонтировать козырек и после чего вернуть изначальный вид крыши, фасада МКД. Исходил из того, что ответчик изменил фасад МКД, а также без согласования с другими собственниками произвел реконструкцию с уменьшением общедомового имущества (торцевой стенки, к которой примыкает кровля навеса). Проектной документацией не предвидено наличие навеса на террасе.

1-ый верховный трибунал общей юрисдикции это решение отменил и направил дело на свежее рассмотрение (определение № 88 – 5846/2024).
Квартира сначала предугадывала наличие террасы и с ней была реализована застройщиком. Устройство навеса — это усовершенствование бытовых критерий собственника. Также, А. обосновал, что общее имущество МКД при всем этом «конструктивно не задействовано». К несущим и ограждающим конструкциям МКД элементы навеса не крепятся.

Спор с жильцами Н.

Спор подобный. Веранда заходит в общую площадь квартиры с коэффициентом 0,3. Ответчики также представили положительное техническое заключение о допустимости и безопасности сделанных работ, а трибунал провозгласил проведение экспертизы. 

Истина, в этом случае специалист установил: козырек опирается на террасу, не крепится к несущим и ограждающим конструкциям МКД, но на полимерной пене примыкает к торцевой стенке дома.

Трибунал первой инстанции решил, что при таких обстоятельствах оснований для ублажения иска нет. К стенкам МКД спорная конструкция не крепится, на общедомовой крыше имущества ответчиков нет, дачные качели и кусты находятся в границах террасы, а глиняная плитка и совсем уложена застройщиком. 

Апелляционный трибунал посчитал по другому и удовлетворил требования УО: обязал демонтировать козырек и глиняную плитку за территорией террасы, высвободить крышу от сторонних предметов и вернуть ее изначальный вид. Предпосылки те же, что и в случае с собственником А.: всё непроектно и самовольно. 

Верховный трибунал это решение отменил и направил дело на свежее рассмотрение.
На данный раз апелляционный трибунал оставил жалобу УО без ублажения. Устояло это решение и в Первом кассационном суде общей юрисдикции (определение № 88 – 15265/2024).