Narushenija pri provedenii onlajn sobranija priveli knbspnedejstvitelnosti reshenij 55d932b.jpg

Нарушения при проведении онлайн-собрания привели к недействительности решений

Онлайн-голосование в «иной» информационной системе без предварительного выбора этой системы закончилось недействительностью принятых решений. Мосгорсуд оставил в силе решение Гагаринского районного суда о признании недействительным решения собрания, проводимого в форме заочного голосования с использованием одной коммерческой информационной системы.

Дом внушительный — суммарная помощь помещений составляет больше 65 тысяч кв.м, поэтому желание собственников упростить себе задачу по проведению собрания вполне объяснимо. Однако на голосование вынесли вопросы, затрагивающие интересы УК: утверждение формы отчётности, внесение изменений в договор управления, смена исполнителя в отношении услуги по охране. Поэтому обращение УК в суд было закономерным.

О необходимости предварительного выбора системы для онлайн-голосований суд указал:
— Общее собрание собственников в форме заочного голосования с использованием «иной» информационной системы проведено в информационной системе без предварительного утверждения этой системы, а также без утверждения администратора в установленном законом порядке.
«Для проведения общего собрания собственников в форме заочного голосования с использованием иных информационных систем необходимо предварительное принятие общим собранием собственников решений, предусмотренных п. 3.2 – 3.4 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ» (такую позицию Мосгорсуд высказывал и ранее).
— В нарушение п. 3.3 ч. 2 ст. 44 и ч. 4 ст. 47.1 ЖК РФ, администратор собрания на момент голосования не был наделен такими полномочиями.

Также суд с подробными ссылками на законы об информации и электронной подписи пришёл к такому выводу: «в ходе предварительного общего собрания собственники, заполняя и собственноручно подписывая бланки решений выражают свою волю относительно использования конкретной информационной системы при проведении собрания в форме заочного голосования, то есть фактически подписывают соглашение о признании электронной подписи, сформированной конкретной системой равнозначной собственноручной подписи».

Какие другие нарушения отметил суд:
— В сообщении не указаны паспортные данные, номер контактного телефона, адрес электронной почты администратора общего собрания.
— Сообщение о проведении общего собрания было направлено только 33 собственникам (в собрании приняли участие 382 собственника) и не за 10 рабочих дней, а за 2 рабочих дня до собрания (ст. 45 ЖК РФ указывает на 10 дней, без указания «рабочих» – прим. автора).
— В системе не размещены электронные образы решений собственников, проголосовавших в письменной форме.
— Протокол не был автоматически сформирован системой и размещён в ней.

Суд критически отнёсся к информации самой информационной системы о порядке уведомления и подписании бюллетеней электронной подписью. Два свидетеля, не отрицая факта регистрации в приложении и голосования, отметили, что никакие сообщения от системы не получали, коды не вводили, то есть не подписывали бюллетени электронной подписью.

Суд установил, что между системой и собственниками не подписывалось соглашение о равнозначности электронных документов, подписанных простой электронной подписью, и собственноручным подписанным бумажным документам.
«При этом равная юридическая сила бюллетеней для голосования в электронной форме и на бумажных носителях может быть основана только на ранее заключённых сторонами соглашениях, которые допускают такой порядок».
Отсюда суд пришёл к выводу, что электронные бюллетени в количестве 19 429,54 голосов не могут быть учтены при подсчёте кворума. Ряд бумажных бюллетеней тоже был не учтен из-за недостатков заполнения.

По протоколу выходило, что в голосовании приняли участие собственники с 53% голосов. Однако суд счёл, что принявшими участие следует считать собственников с 21,85% голосов. То есть, кроме нарушений в проведении собрания, выяснилось, что на нём не было кворума. Мосгорсуд оставил жалобу ответчиков без удовлетворения (дело №33 – 55326/2023).